1 заметка с тегом

алексей серебряков

Как Витька Чеснок вёз Лёху Штыря в дом инвалидов

Режиссёр: Александр Хант, 2017

Иван Диденко хвалил этот фильм, режиссёрскую работу и игру Ткачука. Что ж, решил посмотреть, ознакомиться с очередным российским кинотворчеством.

Сначала о хорошем. В главных ролях Евгений Ткачук. С Ткачуком знаком по сериалу «Жизнь и приключения Мишки Япончика» — он играл одесского бандита, налётчика Мойше-Якова Вольфовича Винницкого, среди братвы более известного как Мишка Япончик. Играл харизматично, ярко — понравилось. Тут Ткачук хоть и изображал мерзкого персонажа, но делал это талантливо. Операторская работа — обычная. Музыка — быдлятская, но подходящая. Ещё достоинство — хронометраж в полтора часа, долго страдать не придётся. На этом хорошие моменты заканчиваются.

О чём фильм. Спойлеры гарантирую. Главный герой — Витька Чеснок в исполнении Ткачука — гопник, быдло и просто кусок человеческого дерьма в спортивном костюме. Он работает на мусороперерабатывающем заводе, бухает, изменяет жене с местной давалкой, общается на «пацанской» фене, его дружки — такое же быдло и отребье. Простите этот шовинизм представителя среднего класса. В общем, герой показан максимально понятно: он — говно, сопереживать ему не нужно. Если только зритель не такое же быдло и «пацантрэ».

У Витьки драма детства: отец бросил, мать повесилась, так что рос он в детдоме лет с 6. Обрюхатил местную бабёнку, женился. На ребёнка ему насрать так же, как на жену. Папаша в исполнении Серебрякова — уголовник, бывший сиделец, в татуировках и с параличом конечностей. Местный участковый отводит Витьку к отцу, типа вот, смотри — батя твой. За инвалидом ухаживает какая-то старушка в надежде получить квартиру по завещанию. Конечно же, у Витьки проблемы с деньгами, а квартира ему нужна по зарез: хочется ему уйти от жены и жить припеваючи в мире и согласии с той самой шалавой, с которой жене и изменяет. В общем, созревает план: паралитика сдать в дом инвалидов, а самому въехать в жилище.

Вот эти приключения по дороге нам и покажут. Безмолвный уголовник, Лёха Штырь, он же батя, внезапно в дороге после припадка начнёт говорить. Описывать все сюжетные ходы смысла особого нет, кроме финального. Это будет прям совсем тупая сцена. Бывшие подельники Штыря поймают его и пожелают аккуратно разрезать шею поперёк. У сыночка проснутся какие-то чувства, он побежит спасать батю, будет махать пистолетом. Что уголовники, бандиты и криминальные элементы ему сделают? Ну, в адекватной реальности, скорее всего, обезоружат и убьют. В альтернативной реальности киновселенной предводитель шайки подойдёт вплотную к сынку, поглядит на него, спросит «сын что ли?»... и уйдёт. Никого не убьёт. Вот знаете, мотивация у бандита чё-то так себе. Думаю, вряд ли у них есть понятие «не убивай предателя, если у него есть сын-гопник». Феерическая тупость, браво! В стиле недоделанных сценаристов большинство современных фильмов.

Собственно, какая у нас компания? Гопник и уголовник. Кому из них сопереживать? Хотите меня разжалобить тем, что у мальчика было трудное детство, что мама повесилась? Да мне пофиг, он типичное быдло: винит во всём всегда окружающих, только не себя. Если у него и был шанс стать человеком, а не говном, то он его упустил, не вижу смысла сочувствовать человеку из-за его прошлого. Разбитый параличом уголовник? Как-то он не близок мне, знаете ли, не мой контингент.

Естественно, у сынка проснутся какие-то чувства к отцу. И из дома инвалидов он его заберёт (финал открытый, но это очевидно). И знаете, как проснулись все чувства? Папаша просто расскажет одну историю из детства, чутка прослезится и он, и гопник-сыночек. Всё. Любовь и взаимопонимание посажены в плодородную почву недолюбленного быдларя. То, что он бросил их, то, что мать из-за этого повесилась, 12 восхитительных лет в детдоме — всё это неважно, важно было вспомнить сценку из детства. Браво. Какая глубокая, психологичная работа. Соня Мармеладова (оригинальная, не Слава) плачет, Родион Раскольников уважительно кивает головой: Фёдор Михайлович, ты бы так персонажей раскрыть не смог, конечно же.

Главаря бандитов, которых кинул Штырь, играет тот же актёр, что и в «Елене» Звягинцева мужа главной героини. Серебряков — тоже из звягинцевского «Левиафана». По словам Серебрякова его съёмочный день стоит 300—400 тысяч рублей. «Как Витька Чеснок...» обошёлся в 25 млн рублей. Откуда денюжки? Да всё оттуда же — из Министерства культуры Российской Федерации. Звягинцеву это знакомо. Само собой, фильм повезли на международные кинофестивали, в Чехии даже награду какую-то взяли. Что это значит? Это значит, что Россию и её культуру за границей представляют вот такие вот картины, в которых россияне или бездушные мрази («Нелюбовь», «Елена»), или пьяницы («Левиафан»), или тупорылые маргиналы и быдло («Аритмия», «Как Витька Чеснок...»).

Понимаете? Нет нормальных людей в России, нечего нам показать за рубежом. Только гниль, смрад и мерзоту, да ещё с вопиющим отсутствием гендерных пидарасов. Что же скажет об этом просвящённая Европа? Да без разницы. Важно то, что подобные фильмы отражаются и на сознании россиян. Рисуют картину среднего жителя России. Да, у нас много быдла, да, есть мразь всякая, которая живёт от бутылки до бутылки и от шлюхи од шлюхи. Но это что, все представители 140 млн человек? Адекватных героев у нас нет? Или остаётся только эксплуатировать советскую память, в ряде случаев искажая её и поливая грязью страну, её историю и непосредственных участников?

В итоге никитымихалковы и звягинцевы процветают, получают свои награды в Европах и на местных Никах, а российские зрители получают очередной плевок в лицо. А сборы всяких «Притяжений» переваливают за миллиард рублей, потому что у людей нет ни вкуса, ни критического мышления. Нечем воспитывать вкус и мышление, ведь на экранах показывают низкопробное, бесталанное говно. Приятного аппетита, соотечественники.

P. S. Нашёл в комментах на ютубе про сцену с главарём бандитов. Он не убил Штыря, чтобы Штырь мучался своей инвалидностью, а заодно и сынок от этого, ухаживая за батей. Режиссёр не дожал и извинялся за это перед зрителями. Ну, если понимает косяк и извиняется, то уважение ему за эту осознаность. Но фильм лучше от этого не становится.